2.2. Принципы слогоделения в русском и азербайджанском языках

2.2. Принципы слогоделения в русском и азербайджанском языках

Ana Sayfa » Elmi rəylər » 2.2. Принципы слогоделения в русском и азербайджанском языках

В языкознании существует несколько теорий слога: античная теория, теория слога, учитывающая характеристики начала/конца слова, экспираторная теория, теория имплозии/эксплозии, теория мускульного напряжения, сонорная теория, теория оптимальности и др.

Проблема слога сводится в основном к двум вопросам: 1) фонетическая природа слога и 2) принципы слогоделения. Теснейшая взаимосвязь этих вопросов более чем очевидна. Трудность проблемы слога, по крайней мере для русского и азербайджанского языков, заключается в том, что сам слог и деление слов на слоги не связано с различением значения. Нет собственно лингвистических критериев правильного разделения слова на слоги в случаях интервокальных сочетаний согласных. Это обстоятельство и является причиной разногласий в установлении правил слогоделения.

В то же время необходимо отметить, что каждая из существующих теорий подчеркивает одну сторону проблемы слога, и поэтому все они в какой-то степени отражают реальную картину. Однако ни одна из названных теорий не дает объективного описания природы слога в целом и механизма слогоделения.

2.2.1. Слогоделение с точки зрения античной теории слога

Со времен античности существует мнение, что слогообразующими звуками являются гласные и что в слоге столько слогов, сколько гласных. Хотя в большинстве случаев дело так и обстоит, все же при таком подходе даже не ставится вопрос о принципах слогоделения и о границах слога в случаях стечения согласных.

2.2.2. Слогоделение в соответствии с характеристиками

начала/конца слова

В русском языкознании В.К.Тредиаковскому принадлежат первые интересные наблюдения в области слогоделения: он открыл некоторые правила слогоделения. Для его предшественников тема эта была недоступна. Чтобы заняться этой проблемой, надо было верить в то, что языку присущи скрытые от поверхностного взгляда, но незыблемые объективные закономерности, что законы слогоделения не приписываются (подобно правилам переноса) тем или иным грамматистом, а существуют независимо от этих предписаний (79, 353). «Всяк с первого взгляду скажет, – писал В.К.Тредиаковский, – что разделение складов само собою тотчас познавается: но в самой вещи хитровато оно». Важнейший закон слогоделения В.К.Тредиаковский определил следующим образом: «При разделении складов надлежит почитать за главнейшее основание сие, что ежели которые согласные начинают самый первый склад в слове, то те и в середине начинают же новый склад, то есть не к предыдущей, но к последующей принадлежат гласной. Причина сему основание свое имеет на природе выговора: ибо, что выговор соединяет сначала, того не разделяет и в середине». Тредиаковский приводит пример слово после и делит его по слогам так: после, «для того что есть слово след» (101, 292).

Эта теория слогоделения получила название теории, учитывающей характеристики начала/конца слова. Такой же точки зрения придерживался М.В.Ломоносов, а среди современных лингвистов – Е.Курилович.

М.В.Ломоносов, как и В.К.Тредиаковский, предлагал определять место слоговой границы в зависимости от того, какое сочетание согласных получается в начале слога: если данное сочетание встречается в начале слова, то оно может встречаться и в начале слога, если же в начале слова его не бывает, то и в начале слога оно не должно быть. Он в своей «Российской грамматике» писал: «Когда речения состоят из складов, которые между самогласными имеют два или больше согласных, тогда к следующей самогласной причисляются те согласные, которые с нею сопрягаются, а прочие принадлежат до предыдущия самогласныя. Сие можно различать началом, сложением, окончанием речений и усугублением букв: 1)началом причитаются те согласные буквы к последующей самогласной, с которых есть начинающееся какое-нибудь речение в российском языке тем же порядком согласных, например: у – жа – сный, чу – дный, дря – хлый, топчу, ибо от согласных сн, дн, хл, пч начинаются речения: снегъ, дно, хлебъ, пчела» (60, 428).

Подобный подход к слогоделению был развит известным современным польским ученым Е.Куриловичем, который сравнивал характеристики начальных и конечных сочетаний согласных в слове и слоге и считал это основным критерием при установлении места межслоговой границы (53).

2.2.3. Слогоделение с точки зрения экспираторной теории

Представители этого направления исходят из того, что слог как произносительная единица образуется одним выдыхательным толчком, что необходимым условием образования слога является выдох. Что касается слогоделения, то с позиции этой теории невозможно точно установить границы между слогами в случае стечения нескольких согласных.

2.2.4. Слогоделение в соответствии с теорией имплозии/эксплозии

Ф. де Соссюр обратил внимание на то, что при произнесении слога наблюдается не только выдох, но и различного рода артикуляции: «когда произносятся звукосочетания типа appa, ощущается различие между обоими p, из которых первое соответствует смыканию, а второе размыканию». Смыкание Соссюр называет имплозией, а размыкание – эксплозией (91, 92). Теория, выдвинутая Ф. де Соссюром, называется теорией имплозии/эксплозии. «При переходе в звуковой цепочке от имплозии к эксплозии возникает особый эффект, являющийся показателем слогораздела», – писал Соссюр (91,92). Соссюр приводил пример возможности разделить по этому принципу последовательность ardra двояким образом: ard – ra и ar – dra. Как писал Соссюр, «слогоделение может в некоторых случаях помещаться в двух различных точках одного и того же ряда фонем – в зависимости от большей или меньшей быстроты перехода от имплозии к эксплозии. Так, в сочетании ardra цепочка не разрывается, будем ли мы делить ar/dra или ard/ra , так как имплозивный отрезок столь же удачно построен в своей постепенности, сколь и эксплозивный отрезок » (91, 93).

Установление имплозивных и эксплозивных звуков и определение на этой основе слогораздела затем было разработано Морисом Граммоном, довольно детально описавшем правила слогоделения для французского языка (57, 13).

2.2.5. Слогоделение в соответствии с теорией мускульного напряжения

На материале русского языка правила слогоделения в зависимости от имплозии/эксплозии звуков были установлены Л.В.Щербой. Эта теория в русском языкознании получила название как теория мускульного напряжения. Хотя правила слогоделения по этой теории фактически строятся так, чтобы интуитивно выделенные автором слоги получились по правилам типа: если после ударной гласной идет сочетание двух согласных, то первый из них отходит к предшествующему слогу, а второй – к последующему слогу» (37, 72), официально считается, что они выделяются просто на основании сочетания имплозии с эксплозией.

Согласно этой теории, речевой поток произносится с последовательными усилениями и ослаблениями звукового ряда. В работе речевого аппарата все время чередуются состояния максимума и минимума мускульного напряжения. Границы между слогами соответствуют минимальному уровню мускульного напряжения и звучности. Подъем напряжения и усиление звучности указывают на начало слога.

Особую значимость в свете понимания слога как чередования состояния максимума и минимума мускульного напряжения приобрело указание Л.В.Щербы на три типа согласного в зависимости от его примыкания к гласному. Первый тип согласных – это сильноконечные согласные, при которых конец согласного сильнее его начала, т.е. согласный начинается со слабым напряжением, постепенно усиливающимся к концу звучания. Сильноконечные согласные концом своим примыкают к гласному и образуют начало слога, например: то, ре-ка, со-ро-ка, ва-за и др.; Второй тип согласных – это сильноначальные согласные, при которых напряжение, сильное вначале, затем постепенно ослабляется, такие согласные началом своим примыкают к гласному и образуют конец слога, например: ус, уж, ось, ил, он и др. Третий тип согласных – это двухвершинные согласные, которые представляют собой как бы сочетание сильноначального с сильноконечным при ослаблении силы напряжения между ними. Двухвершинные согласные всегда находятся в интервокальном положении, и граница слога проходит внутри них в момент наибольшего ослабления. Двухвершинные согласные – это долгие согласные, по-другому они называются также геминатами, например: поддать, ванна, касса, вилла, труппа и др. В связи с тем, что Л.В.Щерба и его последователи долгие согласные звуки [ш:’] и [ж:’] в качестве самостоятельных фонем не выделяют, то считается, что долгие согласные выступают только на фонетическом уровне в результате объединения двух фонем в один долгий звук. Слогораздел проходит в середине долгих согласных: сильноначальная его часть примыкает к предшествующему слогу, а сильноконечная – к последующему.

Является ли согласный сильноначальным или сильноконечным, может определяться также словесным ударением. Если ударение падает на первый гласный двусложного слова, то первый согласный интервокального консонантного сочетания выступает как сильноначальный и примыкает к ударному гласному, являющемуся центром мускульного напряжения. При этом образуется закрытый слог. Если же ударным является второй гласный, то оба члена интервокального консонантного сочетания являются сильноконечными и примыкают к следующему гласному, образуют с ним один слог, в этом случае предшествующий слог является открытым, например: поч-та, но по-чтовый, мес-то, но ме-ста.

По этой теории Л.В.Щербой разработаны следующие принципы слогоделения в русском языке: (37, 71-74).

1) Если между гласными стоит один согласный, то он в любых условиях и независимо от места ударения в слове всегда отходит к последующему слогу, например: до-ро-га, го-ло-ва, се-ре-на-да, зо-ло-то-е, се-ре-ди-на и т.д.

2) Если между гласными встречается сочетание из двух согласных, то здесь возможны три основных случая:

а) если первый в группе согласный й, т.е. «йот», то он всегда, независимо от места ударения, отходит к предшествующему слогу, а следующий согласный к последующему слогу, например: гай-ка, зай-чик, май-ка, вой-на, тай-на, пай-ковый, бой-ко, стой-ко, стой-ло и т.д.;

б) после ударяемого гласного в группе из двух согласных, не начинающейся с согласного й, слогоделение может быть двоякое в зависимости от второго согласного: если второй согласный л, р, й, то оба согласных отходят к последующему гласному, так как первый согласный произносится как сильноконечный, например: стё-кла и сте-кло, му-дрый и му-дрить, ко-пья и ко-пья и т.д. Во всех остальных случаях первый согласный после ударяемого гласного отходит к предшествующему слогу, а второй согласный – к последующему, так как первый согласный произносится как сильноначальный, например: каш-ка, ла-пти, об-морок, ос-па, плак-са, по-чта, ме-сто, оп-ти-ка, хвос-тик, ум-ный, кар-та, бом-ба, тол-пы и т.д. В этом случае интервокальная группа согласных может состоять из двух шумных, из двух сонантов, из первого сонанта и второго шумного. Сюда же относятся и двойные (т.е. долгие) согласные, в которых граница слога проходит между ними, т.е. посередине долгого согласного, например: ван-на, касс-са, вил-ла, гам-ма, под-дан-ный от-те-пель, рос-сыпь и т.д.

в) после неударяемого гласного сочетание из двух согласных отходит к последующему гласному, так как согласные являются сильноконечными, например: во-нзить, ко-льца, ко-пна, о-бман, по-джать, поссорить, по-чти, сте-кло, пла-тка, ла-пша, му-дрить, па-льба, по-двал, бо-мбить, у-мнеть и т.д. В случаях с двойными согласными происходит то же самое, т.е. оба согласных отходят к следующему слогу, так как являются сильноконечными, но при этом остаются долгими, например: и-ссечь, по-ддать, ко-ре-нной, о-тту-да, по-ссо-рить, ра-зза-до-рить, ка-ссир и т.д. Во всех этих случаях предшествующий слог является открытым.

3) Если между гласными имеется консонантное сочетание из трех и более членов, то согласно теории мускульного напряжения слогораздел зависит от места ударения.

а) если группа из трех и более согласных стоит после ударяемого гласного, то первый согласный как сильноначальный отходит к предшествующему слогу, остальные – к последующему, например: от-прыск, воз-глас, ос-трый, на-пёр-сток, тус-клый, ус-тья, е-стес-твен-ный, гро-моз-дкий и т.д. В этих случаях предшествующий слог оказывается закрытым.

б) если группа из трех и более согласных предшествует ударяемому гласному, то консонантное сочетание целиком отходит к последующему гласному, например: а-бстрак-тный, во-ткнуть, у-стра-нить, о-тпра-вить, ви-згли-вый, ра-спря-мить, и т.д. В этих случаях предшествующий слог оказывается открытым. Но если первый согласный группы является й , то он всегда отходит к предшествующему слогу, который тем самым становится закрытым, а остальные согласные группы прикрывают последующий слог, например: двой-ствен-ный, вой-сковой (37; 110; 111,160-163).

2.2.6. Слогоделение в соответствии с сонорной теорией

В наше время самой популярной теорией слога и слогоделения является сонорная теория, которую применительно к русскому языку разработал Р.И.Аванесов. Но если один из создателей этой теории О.Есперсен делил все звуки по степени звучности на 10 групп, то Р.И.Аванесов выдвинул трехбалльную систему звучности: гласные – 3 балла, сонорные – 2 балла и шумные согласные – 1 балл (1, с.42). Если обозначить коэффициент звучности гласных цифрой 3, сонорных – цифрой 2 и шумных согласных – цифрой 1, то структура слога может быть такой: 1 + 3 – 1+2+3+2 (па-трон), 2+3 – 2+3 (ра-ма), 1+3 – 1+2+3 (ба-дья), 2+3 – 1+2+3 (мо-гла), 3 – 1+2+3 (о-кно), 1+3 – 1+2+3+1 (по-шлет), 1+3 – 1+1+2+3+2 (по-строй), 1+1+1+1+2+3 – 1+2+3+2 (встре- чный), 1+2+3 – 2+3 – 1+1+3+2 (гро-мо-здкий). В двусложных структурах типа …1+3+2+1+3… или 3+2+1+3… первый слог может быть только закрытым, так как между двумя вершинами имеется сочетание согласных, из которых первый – сонорный, а второй шумный. Такая последовательность согласных, когда первый более звучный, чем второй, не может начинать второй слог. Поэтому данное сочетание согласных разбивается по слогам, только в этом случае обеспечивается возрастающая звучность в начале второго слога: дол-го, ам-бар, бай-дар-ка, пой-дем, хол-ста, дон-ской, сам-бист, бор-цы. Начальные слоги в приведенных словах, таким образом, оказываются закрытыми, так как иначе последующие слоги не имели бы в начале восходящую звучность (1, 42-43).

Предлагается и другая градация звучности звуков по сонорной теории, включающая 4 группы: гласные – 4 балла, сонорные – 3 балла, звонкие шумные – 2 балла и глухие шумные – 1 балл (79, 172; 80, 71-72; 77, 29; 108, 125; 73, 73).

Но делить звуки по степени звучности на четыре группы, где звонкие и глухие шумные подаются как разные по степени звучности, нет необходимости, так как в потоке речи звонкие и глухие шумные согласные, располагаясь рядом, уподобляются друг другу и становятся одинаковыми по звучности. Если же использовать четырехбалльную систему звучности при слогоделении, то в особую шкалу по звучности следует включить сонорный й, в таком случае эта система будет выглядеть так: гласные – 4 балла, сонорный й – 3 балла, сонорные м, н, л, р – 2 балла и шумные – 1 балл (33, 12-13). Это тем более важно, что при стечении двух сонорных в интервокальном положении слогораздел, как правило, проходит перед сочетанием сонорных, хотя оно может и разбиваться по слогам. Но если же первым членом такого сочетания выступает сонорный й, то слогоделение проходит после й, так как он обязательно примыкает к предшествующему гласному (33, 13).

Слогоделение по сонорной теории выглядит следующим образом:

1) Если межу гласными выступает один согласный, то он всегда примыкает к следующему гласному, первый слог тем самым получается открытым, а второй – прикрытым: го-ро-да, сте-на, до-ма, ка-за-ки, со-би-ра-ли, зо-на, се-ле-ни-е и т.д.

2) Если между гласными выступает сочетание шумных согласных, то слогоделение проходит перед сочетанием, предшествующий слог получается открытым, последующий слог – прикрытым: ла-пти, о-спа, ко-стюм, за-ба-сто-вка, по-чта, ме-сте-чко, по-двал, пла-кса, со-ткать и т.д.

3) Если межде гласными встречается сочетание типа «шумный (или шумные)+сонорный», то слогоделение проходит перед сочетанием, предшествующий слог получается открытым, последующий – прикрытым: ве-сна, во-сьмой, ба-сня, о-бман, о-кно, ко-стрю-ля, о-тпра-вить, во-ткнуть и т.д.

4) Если между гласными встречается сочетание типа «сонорный+шумный (или шумные)», то слогоделение проходит после сонорного: сонорный примыкает к предшествующему гласному, тем самым предшествующий слог становится закрытым, последующий – прикрытым: вон-зить, бан-тик, ком-пас, кор-зина, боль-шой, поль-за, гон-ка, ла-ком-ство и т.д.

5) Если между гласными встречается сочетание сонорных, то оно целиком может примыкать к следующему гласному или разбиваться по слогам, так как в обоих случаях нет нарушения закона восходящей звучности неначального слога: со-мну и сом-ну, шко-льный и школь-ный, во-лны и вол-ны, ка-рман и кар-ман, ка-мни и кам-ни, ва-нна и ван-на, ви-лла и вил-ла, га-мма и гам-ма и т.д.

Но если сочетание сонорных возглавляет й, то оно обязательно разбивается по слогам: сонорный й примыкает к предшествующему слогу, а другой сонорный – к последующему: пой-ма, чай-ник, пой-мать, кай-ма, взай-мы, стой-ло и т.д. (1, 43). Как пишет Р.И.Аванесов, по степени звучности сонорные неодинаковы: звук [й] более звучен, приближаясь к собственно гласным, т.е. слоговым. Это и понятно, если учесть, – пишет Р.И.Аванесов, – что [й] и является гласным, лишь функционирующим в роли согласного (1, 44).

По теории мускульного напряжения первый слог получается закрытым, если гласный этого слога ударный: он перетягивает к себе первый согласный интервокального консонантного сочетания: вол-ны, кольца, ком-пас, мес-то, поч-та. По этой теории первый слог получается открытым, если ударным является гласный второго слога: он перетягивает к себе все интервокальное сочетание: ка-пля, сте-кло, о-бман, о-тпра-вить.

По сонорной теории закрытые неконечные слоги образуются, если первый член интервокального консонантного сочетания более звучный, чем второй (сочетания типа «сонорный + шумный») или первый член консонантного сочетания – сонорный й : вон-зать, коль-цо, гай-ка, вой-на, вол-ки. Здесь же следует отметить образование закрытого слога благодаря возможности деления двусонорного сочетания между слогами: вол-ны, ум-но-жить, Крем-ля, кор-мить, ком-на-та, ом-лет.

2.2.7. Слогоделение в соответствии с теорией оптимальности

Как было отмечено в предыдущем разделе, где говорилось о различных теориях слога в языкознании, учитывая имеющиеся недостатки рассмотренных теорий, а самое главное, что эти теории не охватывают всех случаев слогообразования, так как существуют различные варианты решения конкретных случаев слогоделения, в языкознании выдвинута еще одна теория слогообразования – теория оптимальности, допускающая порождение всех возможных поверхностных форм, которые затем анализируются специальным фильтром, включающим в себя целый ряд иерархически организованных правил (точнее, ограничений или запретов) преимущественно фонотактического характера, и этот фильтр выбирает в качестве реальной поверхностной формы ту и только ту, которая нарушает лишь ограничения, занимающие более низкое место в иерархии (или наименьшее количество этих ограничений при прочих равных условиях) (47). Интересными представляются результаты эксперимента, проводимого одним из сторонников теории оптимальности – С.В.Князевым со студентами 1-го курса филологического факультета МГУ (еще не знакомыми с сонорной теорией слогоделения) по установлению слоговых границ в подобных случаях: оказывается, что слогоделение типа за-втра (в соответствии с сонорной теорией) предпочтительно лишь приблизительно для 40% испытуемых, зав-тра – для 55% и завт-ра – всего для 5% (при этом практически все участники эксперимента, или 97%, согласны, что, в принципе, возможно и другое слогоделение). Но после изучения сонорной теории в качестве основной уже около 90% студентов 2-го курса предпочитают слогоделение первого типа, т.е. за-втра (47,96).

2.2.8. Слогоделение по данным экспериментально-фонетических исследований

Как пишут специалисты русского языка, существующие правила слогоделения в русском языке или вовсе не учитывают свойств слога как минимальной произносительной единицы, или не проводят четкого различия между открытыми и закрытыми слогами с точки зрения их произносительной общности (16,129). Если слог характеризуется произносительной общностью входящих в него элементов, то должны признать, что с этой точки зрения слоги типа СГ и ГС неодинаковы: в слоге типа СГ действительно наблюдается призносительная общность, тогда как в слоге типа ГС каждый из элементов самостоятелен, не зависит от другого. В том, что с произносительной точки зрения сочетания типа СГ и ГС неравноправны, может убедиться каждый желающий: если быстро произнести последовательность сочетаний типа ГС, например, ас – ас – ас или ус – ус ус, то обнаружится, что стали произносить сочетание СГ, т.е. са – са – са или су – су – су. Объясняется это явление тем, что для нас наиболее удобной, привычной произносительной единицей является слог типа СГ, а не ГС. В слогах типа ГС – ук, ип, ит, ап, ат – перед началом гласного появляется шум, характеристики которого очень близки к шуму глухих взрывных согласных. Это так называемый гортанный взрыв, который возникает в результате резкого раскрытия сведенных и натянутых голосовых связок. Начальный гласный в этих сочетаниях приобретает предшествующий согласный, хотя фонологически здесь никакого согласного нет. С другой стороны, в этих сочетаниях согласные к, п, т совсем не такие, как в сочетаниях СГ, где у них есть только короткий шум взрыва. У конечных согласных появляется элемент гласного, которого также нет в фонологической модели слога ГС. Этот гласный – результат стремления произносительного аппарата образовать наиболее привычную и удобную последовательность, кончающуюся гласным. В результате всех этих явлений сочетание ГС часто произносится как сГСг, где с и г – фонетические «согласный» и «гласный», т.е. получается как бы последовательность двух «привычных» слогов СГСГ вместо одного «непривычного» ГС (16,126)

Экспериментально-фонетические исследования на материале русского языка показывают, что господствующим типом слоговой структуры в РЯ является открытый слог типа СГ, характеризующийся максимальной слитностью своих компонентов друг с другом. Конкретными показателями такой слитности являются: а)лабиализация согласных перед гласными [о,у]: например, в слове строгость сочетание согласных стр перед гласным [о] лабиализуется: [соторо ]огость, б)назализация гласных после носовых согласных [м, н]: например, гласный [а] в слове наш назализуется, в)образование ярко выраженного [и] – образного перехода от мягкого согласного к гласному: например, в слове ряд гласный [а] под влиянием мягкого согласного [р’] произносится с [и] – образным призвуком: [р’ат]. Существующая в РЯ тенденция к образованию открытых слогов сильна и целиком определяет характер слогоделения: интервокальные сочетания согласных, как показывают фонетические исследования, почти всегда отходят к последующему гласному, т.е имеет место слогоделение типа Г-ССГ, Г-СССГ, Г-ССССГ. Единственным исключением из этого правила является интервокальное консонантное сочетание с начальной согласной фонемой <j>, выступающей в вариации [й], т.е. в качестве I компонента КС: май-ка, бой-ня, за-знай-ство, сай-ра, тай-на, вой-ско и.т.д. Это связано с тем, что согласный й не может быть первым членом КС в начале слова, поэтому он не может быть первым членом КС и в начале слога, он обязательно должен быть рядом с гласным и не может отрываться от него, занимая всегда пре- или поствокальную позицию. Что касается конца слова, где согласный (или сочетание согласных) может находиться после гласного и, примыкая к нему, может образовать закрытый слог, все же такой конечный слог не всегда бывает закрытым. В этой связи следует различать два положения конечного согласного (или согласных): он может находиться 1)не перед паузой и 2)перед паузой. В первом случае, т.е. не перед паузой конечный согласный первого слова примыкает к началу следующего слова: конечный слог первого слова становится открытым, а начальный слог второго слова – прикрытым. Наличие границы между словами в случае отсутствия паузы между ними не нарушает произносительной общности открытого слога (21), например, дом отца произносится как [да-ма-ц:а]. Аналогичная картина наблюдается и в тех случаях, когда в конце первого слова оказывается сочетание согласных. Несмотря на наличие межсловной границы, эти согласные примыкают к началу следующего слова: конечный слог первого слова становится открытым, например, сочетание ст между словами забыли стужи и Борис тужит в одинаковой мере подвержены влиянию лабиализованного гласного [у] , с которым они образуют один слог: [за-бы-ли-сту-жы] и [ба-ри-сту-жыт]. Произносительный комплекс, который называется открытым слогом, является такой минимальной единицей, которая не разрушается даже под влиянием межсловной границы, – пишет Л.В.Бондарко (16,139). Такого же мнения придерживается Л.Г.Зубкова, которая считает, что единство синтагмы поддерживается также возможным переразложением слогов, изменением и меной звуков на стыке слов внутри синтагмы, например: Город и деревня единыГо-ро-[ты]-де-ре-вня едины; Пусть сильнее грянет буря! Пусть сильнее гряне-[дб]-уря! (87, 68). В потоке речи побочные слоги, развивающиеся в краевых позициях слова, могут устраняться в результате слияния слов внутри синтагмы: Театр уж полон – [т’и-а-труш] (87, 82).

Если же конечный согласный (или согласные) первого слова выступает перед паузой, то он примыкает к предшествующему гласному, в результате чего образуется закрытый конечный слог. Это возможно и при изолированном произношении слов с конечным согласным (или согласными): дом, сад, соль и т.д. Но, как считают специалисты русской фонетики, согласные, находящиеся в абсолютном конце слова, только условно можно считать элементами закрытого слога. Их связь с предшествующим гласным очень слаба, и практически можно различать два характерных случая: в абсолютном конце слова может образовываться дополнительный паразитический слог или же конечный согласный теряет свойства «согласности», если это сонант, и тогда образуется нечто вроде конечного полугласного, т.е. открытый характер слога сохраняется: например, произносится  ко-тъ , смо-тър (16, 137).

Таким образом, экспериментально-фонетические исследования показывают, что в русской речи реально почти нет закрытых слогов: позиция конца слова представляет закрытые слоги только в конце синтагмы (т.е. перед паузой), внутри синтагмы фонетические процессы обычно перемещают слоговую границу в соответствии с тенденцией к открытому слогу (83, 25-26). Экспериментально-фонетические исследования, проведенные в Лаборатории экспериментальной фонетики (ЛЭФ) им. Л.В.Щербы, показали, что в русском языке мало закрытых слогов, если же они имеются, то только в изолированном конце слова (17). Так, например, в тексте чаще всего встречаются односложные слова со слоговой структурой ССГ, в многосложных словах структура слога упрощается. Сверхсложные слоги встречаются редко. Самые частые в тексте слова состоят из двух-трех слогов элементарной модели СГ. С учетом места ударения это слова типа СГСГ, СГСГ и СГСГСГ,СГСГСГ(87, 85).

При определении места слоговой границы разные лингвисты по-разному оценивают влияние морфологической структуры слова. Р.И.Аванесов, например, считает, что в сочетании двух знаменательных слов слогораздел совпадает с границей слов, а на стыке предлога и знаменательного слова место слогораздела зависит от того, имеет ли предлог свое ударение или нет (1,47-48). По мнению Л.В.Щербы, слогораздел обычно соответствует морфологическому членению в случаях, когда имеются стечения согласных, (напр., рас-пи-сать, маль-чу-ган, вы-гон-ка и т.д.) или на стыке знаменательных слов, особенно, если последний согласный первого слова «й» (37,73; 37, 84)), такого же мнения придерживаются А.И.Гвоздев (35, 52) и ряд других исследователей (90, 93; 89,126-127; 84).

Однако, как считает Л.В.Бондарко, «между членением речи на произносительные единицы (слоги) и на смысловые единицы (морфемы, слова, фразы) нет совпадения, скорее даже существует противоречие. Однако такое противоречие не мешает нам пользоваться звуковым языком для передачи информации, поскольку собственно фонетические характеристики играют при этом подчиненную роль» (16,139), тем более, если учесть, что такие противоречия «возникают не так уж часто, поскольку для русской речи наиболее характерна структура, соответствующая открытому слогу» (16,140), этой же точки зрения придерживаются некоторые другие ученые (напр., 33, 29-38; 87, 68,82).

Но в данной работе при определении слоговых структур двусложных слов русского языка, имеющихся в нашей выборке, применяются принципы слогоделения по сонорной теории.

2.2.9. Принципы слогоделения в азербайджанском языке

Как было отмечено в предыдущем разделе, вопрос о слоге и слогоделении является одним из нерешенных вопросов и в азербайджанском языкознании. Наиболее подробную характеристику слога и слогоделения в азербайджанском языке мы находим в работах А.Демирчизаде, А.А.Ахундова, А.Алекберова и некоторых других языковедов. Исследователи азербайджанского языка отмечают, что в большинстве случаев слогообразование и слогоделение в каждом конкретном языке характеризуются своими специфическими особенностями, что связано с общей грамматической структурой языка, особенно с его фонетической структурой, структурой фонем, особенностями их позиционного распределения и реализации в потоке речи.

Азербайджанские языковеды при определении места слоговой границы используют принципы различных теорий слога. Здесь и теория мускульного напряжения, и теория, учитывающая характеристики начала / конца слова, и сонорная теория.

Азербайджанские языковеды сходятся во мнении, что вершиной слога в азербайджанском языке выступают только гласные звуки, согласные же – неслогообразующие звуки, которые могут занимать как превокальную, так и поствокальную позиции.

А.Демирчизаде выделяет в составе слога сильноначальные и сильноконечные согласные, первые началом своим примыкают к гласному, образуя конец слога, вторые концом своим примыкают к гласному, образуя начало слога. Такая характеристика согласных и в зависимости от этого определение места слогораздела соответствует теории мускульного напряжения (118, 110) По мнению ученого, 1)если в интервокальном положении встречается один согласный, то он, как сильноконечный, примыкает ко второму гласному, например: a-ta, a-na, ə-lə, a-ya, gü-lal; 2)если же между двумя гласными встречается сочетание двух согласных, то первый из них по началу бывает более напряженным, а по концу напряжение ослабляется, второй согласный, наоборот, по началу бывает слабым, а по концу напряжение усиливается. Первый согласный как сильноначальный примыкает к первому гласному, а второй согласный как сильноконечный примыкает ко второму гласному, например: al-dı, iş-çi, al-ma, qar-ğı, yur-du, din-cəl-mək, or-foq-raf, proq-res, Hin-dis-tan. А.Демирчизаде в сноске специально указывает, что по правилам орфографии при переносе заимствованных слов типа fotoqraf, proqram, teleqram сочетание согласных qr переносится на другую строку в составе следующего слога. Но такое орфографическое правило носит условный характер и никакого отношения к слогоделению в потоке речи не имеет; 3)если между двумя гласными встречается сочетание из трех согласных, то первые два согласных примыкают к первому гласному, а третий согласный – ко второму гласному, например: gənc-lər, dinc-lik, yurd-da, alt-dan, ust-də, sport-da и т.д. (118, 113 -118). А.Демирчизаде в виде исключения от общих правил слогоделения в азербайджанском языке указывает и на особые случаи слогоделения, которые характеризуют заимствованные слова. Он останавливается на следующих случаях:

1) если в потоке речи между двумя гласными встречается сочетание из четырех согласных, то слогоделение может быть двояким:

а) если внутри заимствованного слова в интервокальных положении встречается сочетание из четырех согласных, то первые два согласных примыкают к первому гласному, остальные два согласных – ко второму гласному: abs-trakt, trans-krip-si-ya и т.д.

б) если к заимствованному слову, оканчивающемуся на три согласных, присоединяется окончание с начальным согласным, то все три конечных согласных остаются в составе предшествующего слога: şvarts-dan, izoseysn-lər и т.д.

Во втором случае, как видно из примеров, внутрисловное слого-деление, соответствующее морфологическому членению, не изменяется, граница слова и граница окончания остаются стабильными.

2) В общем, если в потоке речи между гласными встречается два согласных, то один из них примыкает к первому, а второй – к другому. Но в некоторых словах так не бывает, особенно если из встречающихся в потоке речи в интервокальном положении двух согласных первый глухой, а второй сонорный; в связи с тем, что в этом случае глухой согласный произносится вместе с сонорным, эти согласные не могут быть распределе-ны между гласными, поэтому глухой согласный совместно со следующим сонорным примыкает ко второму слогу. Например, слово hidroplan членится по слогам не как hidroplan, а как hid-ro-plan, слово avtotrans членится по слогам не как avtotrans, а как av-to-trans.

3) Иногда из встречающихся в потоке речи в интервокальном положении трех согласных первый примыкает к предшествующему гласному, второй и третий – к последующему гласному: sentyabr, oktyabr, konkret и т.д. (28, 118)

А.Демирчизаде специально отмечает, что в потоке речи имеют место определенные фонетические процессы, в результате которых в звуковом составе слов и аффиксов происходят изменения. Эти изменения бывают количественными и качественными.

1) Количественные изменения происходят следующими путями:

а) В результате перехода звука из слова в аффикс или из аффикса в слово в их фонетическом составе количество звуков уменьшается или увеличивается: əl+i = ə-li, ağız+ı = ağı-zı и т.д.

б) В потоке речи для окончательного формирования слогов между корнем и окончанием или между окончаниями происходит вставка звуков (эпентеза): ata+a = ata-(y+a), qardaş+ı+ın = qardaş-ı-(n+ın), dədə+i+ə = dədə-(s+i)-(n+nə) и т.д.

в) При формировании слогов в составе слов и аффиксов происходит выпадение некоторых звуков (диэреза): oğul+u = oğ(u)-lu, ağız+ı = ağ(ı)-zı, boyun+unda = boy(u)-nunda, burun+u = bur(u)-nu и т.д.

Говоря о качественных изменениях, А.Демирчизаде останавливается на следующих моментах:

а) Согласно закону сингармонизма происходит качественная ассимиляция звуков.

б) Изменение месторасположения согласных при формировании слогов приводит к качественному изменению самих согласных, т.е. сильноначальные согласные переходят в сильноконечные, а сильноконечные – в сильноначальные, например, в слове ağız согласный ğ является сильноконечным, примыкает к следующему гласному ı корня, но при изменении этого слова с прибавлением окончания ı гласный ı корня выпадает, согласный ğ становится сильноначальным и примыкает к предшествующему гласному a корня: a-ğız – ağ-zı. ( 118, 119-120)

В то же время при характеристике слоговых структур А.Демирчизаде обращает внимание и на степень звучности согласных звуков, особо указывает на участие сонорных в составе консонантных сочетаний, встречающихся, как правило, в конечных позициях в слове. Ярким свидетельством того, что ученый при слогоделении учитывает также различие в степени звучности согласных, является предлагаемое им слогоделение типа hidroplan, avtotrans, sen-tyabr, ok-tyabr, kon-kret. Как видно, во всех этих примерах сочетания согласных типа «глухой согласный+сонорный» не разбиваются по слогам, а целиком примыкают к последующему гласному. Как пишет А.Демирчизаде, если в составе слога встречается сочетание согласных, то в 90% таких слогов в консонантных сочетаниях один из согласных бывает сонорным, который, как правило, примыкает к гласному – вершине слога; такие сочетания согласных встречаются не только в составе заимствованных, но и в составе собственно азербайджанских слов, например: blank, tank, traktor, straus, dram, qrafik; alt, ilk, yurd, turp, turş, qırx, dörd, plov и т.д. (118, 105-106)

Как пишет А.А.Ахундов, главная особенность слогоделения в азербайджанском языке состоит в том, что, кроме первого слога, все остальные слоги, как правило, бывают прикрытыми. Другими словами, в собственно азербайджанских словах слогостроение происходит по принципу прикрыто-закрытых слогов. Поэтому в собственно азербайджанских словах неприкрытые слоги бывают только в начале слов и словоформ, а открытые слоги – в конце слов и словоформ. В других фонетических позициях они не встречаются. В азербайджанском языке открытые слоги внутри слова наблюдаются только в заимствованных словах (типа vüs’ət, məs’ul, məs’ud, которые сохраняют особенности слогоделения языка-источника, и müasir, müsaid, в которых внутри слова встречается сочетание гласных) (115, 268).

А.А.Ахундов, говоря о принципах слогоделения в азербайджанском языке, полностью повторяет принципы слогоделения А.Демирчизаде, о которых говорилось выше. В то же время А.Ахундов, считая наблюдения А.Демирчизаде очень глубокими, все же останавливается на одном вопросе, как он отмечает, для уточнения. Это вопрос о связи слогоделения с лексико-грамматическим членением слова. А.Ахундов пишет, что членение по слогам слова orfoqraf как orfoqraf, которое предлагает А.Демирчизаде в 3-ем пункте своих принципов слогоделения, не совсем верно. По мнению А.Ахундова, в словах типа diaqram, orfoqraf, fotoqraf слогоделение осуществляется и должно осуществиться в виде diaqram, orfoqraf, fotoqraf, как это предлагается А.Демирчизаде для слова hidroplan в 2-ом пункте его принципов, являющихся исключениями из общих правил слогоделения в азербайджанском языке. (114, 270-271) Считаем необходимым отметить, что слово hidroplan А.Демирчизаде членит по слогам как hidroplan потому, что сочетание pl (глухой согласный+сонорный), по его мнению, целиком примыкает к следующему слогу, а А.Ахундов данное слово членит по слогам как hidroplan потому, что такое членение соответствует морфологическому составу данного сложного слова, состоящего из двух частей: hidro+plan.

А.А.Ахундов в связи с появлением в азербайджанском языке заимствованных слов выделяет еще несколько принципов слогоделения:

1. В словах с прозрачным морфологическим составом членение по слогам осуществляется в соответствии с лексико-грамматическим членением данных слов, т.е. двучленное сочетание согласных необязательно должно распределяться по слогам: bi-plan (не bip-lan), hidro-plan (не hidroplan), orfoqrafiya (не orfoqrafiya), fotoqraf (не fotoqraf), transalp (не transalp).

2. Если в интервокальном трехчленном консонантном сочетании второй согласный смычно-взрывной, то при слогоделении первый согласный из консонантного сочетания примыкает к предшествующему слогу, два других – к последующему: ar-trit, as-tro-loq, as-tra, as-tro-navt, ak-tyor, em-blem, em-bri-on, en-kli-ti-ka, es-tra-da, im-pres-si-o-nizm, im-pro-vi-za-tor, in-tri-qa.

А.Ахундов указывает, что в собственно азербайджанских словах этот закон не выдерживается. Так, например, слово artmaq членится по слогам не как ar-tmaq, а как art-maq. Такое членение основывается на лексико-грамматическом принципе слогоделения.

3. Если в интервокальном трехчленном консонантном сочетании второй согласный фрикативный, то при слогоделении первые два согласных примыкают к предшествующему, а третий согласный – к последующему слогу: ins-tinkt, ins-ti-tut, aff-ri-kat…

4. Если в интервокальном двучленном консонантном сочетании второй согласный сонорный или согласный, то при слогоделении оба согласных примыкают к последующему слогу: pre-lyüd, pre-mye-ra, pri-zma, pro-blem, pro-qnoz, sla-vyan, spa-zma… (114, 271)

Как отмечает А.Ахундов, слоговая структура слов в азербайджанском языке не является стабильной. При изменении слова происходит изменение и его слоговой структуры. Особенно распространены следующие случаи:

1. Прикрыто-открытый слог превращается в прикрыто закрытый слог: a-na – a-nam, a-ta – a-tan…

2. Неприкрыто- закрытый слог превращается неприкрыто-открытый слог: əl – ə-lim, at – a-tı, oxo-xun…

3. Неприкрыто-закрытый слог с двумя согласными превращается в неприкрыто-закрытый слог с одним согласным: üstüs-tü, ardar-dı…

4. Прикрыто-закрытый слог с одним начальным и с одним конечным согласным превращается в прикрыто-открытый слог с одним начальным согласным: dağ – da-ğın, dam – da-ma, qar-daş – qar-da-şım...

5. Прикрыто-закрытый слог с одним начальным и с двумя конечными согласными превращается в прикрыто-закрытый слог с одним начальным и с одним конечным согласным: dörd – dör-dün, kənd – kən-də, rəng – rən-gi..

6. Прикрыто-закрытый слог с двумя начальными и с одним конечным согласными превращается в прикрыто-открытый слог с двумя начальными согласными: plov – plo-va, plan – pla-nın, stol – sto-lu…

7. Прикрыто-закрытый слог с двумя начальными и с двумя конечными согласными превращается в прикрыто-закрытый слог с двумя начальными и с одним конечным согласным: şrift – şrif-tin, spirt – spir-tə, trest – tres-ti…

8. Прикрыто-закрытый слог с одним начальным и с тремя конечными согласными превращается в прикрыто-закрытый слог с одним начальным и с одним конечным согласным: filtr – fil-trin, skafandr – ska-fan-dra…

А.Ахундов считает, что эти изменения обусловлены принадлежностью азербайджанского языка к агглютинативной группе языков (115, 271-272).

По мнению другого азербайджанского языковеда А.Г. Алекберова, в азербайджанском языке все неначальные слоги в большинстве случаев бывают прикрытыми. В азербайджанском языке в словах тюркского происхождения неприкрытый слог может быть только в начале слова: a lı – şı – ram. Если между гласными встречается сочетание согласных, то они распределяются между слогами: yur – dum – dan – dır – lar. Наконец, если между гласными встречается три согласных, то первый и второй согласный примыкает к первому слогу, а третий согласный – ко второму слогу: alt – da, ört – sə, üst – dən. Но в некоторых заимствованных словах распределение согласных может быть другим: ok – tyabr, kon – trakt. Более древним периодам азербайджанского языка были характерны закрытые, а также прикрытые слоги (114, 422).

Xəbərlər

Ermənistanın Varşavadakı səfirliyi qarşısında azərbaycanlı girovlarla bağlı aksiya keçirilib Ermənistanın Varşavadakı səfirliyi qarşısında azərbaycanlı girovlarla bağlı aksiya keçirilib “Bir milyon azərbaycanlı məcburi köçkün humanitar fəlakətin qurbanıdır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında erməni işğalından danışıb “Bir milyon azərbaycanlı məcburi köçkün humanitar fəlakətin qurbanıdır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında erməni işğalından danışıb “Kipr türklərinin iqtisadi, sosial və mədəni haqları tapdanmaqdadır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Şimali Kipr barədə danışıb “Kipr türklərinin iqtisadi, sosial və mədəni haqları tapdanmaqdadır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Şimali Kipr barədə danışıb “Bura gəldim deyim ki, 7 aydır atamdan xəbər almırıq” – Dilqəm Əsgərovun oğlu ATƏT-in Varşava toplantısında çıxış edib “Bura gəldim deyim ki, 7 aydır atamdan xəbər almırıq” – Dilqəm Əsgərovun oğlu ATƏT-in Varşava toplantısında çıxış edib “Bu foto erməni faşizminin bariz nümunəsidir” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında 2 yaşlı Zəhradan danışıb “Bu foto erməni faşizminin bariz nümunəsidir” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında 2 yaşlı Zəhradan danışıb “Azərbaycan və gürcü xalqlarının qarşılıqlı münasibəti Avropa üçün nümunə ola bilər” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Cənubi Qafqazdakı etnik durumdan danışıb “Azərbaycan və gürcü xalqlarının qarşılıqlı münasibəti Avropa üçün nümunə ola bilər” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Cənubi Qafqazdakı etnik durumdan danışıb “Şuşa, Ağdam və Kəlbəcərdə məscidlər dağıdılıb, yerində erməni kilsələri inşa edilib” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Ermənistan tərəfini tənqid edib “Şuşa, Ağdam və Kəlbəcərdə məscidlər dağıdılıb, yerində erməni kilsələri inşa edilib” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Ermənistan tərəfini tənqid edib “Azərbaycanda hər kəs üçün bərabər siyasi imkanlar mövcuddur” – Əhməd Şahidov ATƏT-də Azərbaycana yönəlik ikili standartları tənqid edib “Azərbaycanda hər kəs üçün bərabər siyasi imkanlar mövcuddur” – Əhməd Şahidov ATƏT-də Azərbaycana yönəlik ikili standartları tənqid edib Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Cənubi Qafqazda demokratik islahatlar və seçkilər barədə çıxış edib Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Cənubi Qafqazda demokratik islahatlar və seçkilər barədə çıxış edib “Dilqəm Əsgərovun oğlunun ATƏT-də çıxışı girovlarımıza beynəlxalq diqqəti artıracaq” – Əhməd Şahidov “Dilqəm Əsgərovun oğlunun ATƏT-də çıxışı girovlarımıza beynəlxalq diqqəti artıracaq” – Əhməd Şahidov Əhməd Şahidov Prezidentin Qax səfərini şərh etdi – “Qaxda daha sürətli inkişafın şahidi olacağıq” Əhməd Şahidov Prezidentin Qax səfərini şərh etdi – “Qaxda daha sürətli inkişafın şahidi olacağıq” Qax kəndlərinin yolları yenidən qurulur, müasir asfalt örtüyü çəkilir Qax kəndlərinin yolları yenidən qurulur, müasir asfalt örtüyü çəkilir Yüksəklərdə olan sevgi və ya mən Qaxı niyə sevirəm?! Yüksəklərdə olan sevgi və ya mən Qaxı niyə sevirəm?! Tbilisidə “Gürcüstan-Azərbaycan: gənclər və ortaq dəyərlər” mövzusunda dəyirmi masa keçirilib Tbilisidə “Gürcüstan-Azərbaycan: gənclər və ortaq dəyərlər” mövzusunda dəyirmi masa keçirilib Əhməd Şahidov Gəncədə keçirilən təlimlərdə sosial medianın gənclərin həyatındakı əhəmiyyətindən danışıb Əhməd Şahidov Gəncədə keçirilən təlimlərdə sosial medianın gənclərin həyatındakı əhəmiyyətindən danışıb