1.1. Вопросы описания фонетической структуры слога в русском и азербайджанском языках

1.1. Вопросы описания фонетической структуры слога в русском и азербайджанском языках

Ana Sayfa » Elmi rəylər » 1.1. Вопросы описания фонетической структуры слога в русском и азербайджанском языках

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ФОНЕТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЛОГА В ДВУСЛОЖНЫХ

СЛОВАХ РУССКОГО И АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЯЗЫКОВ

1.1. Вопросы описания фонетической структуры слога в русском и азербайджанском языках

Фонетическая оформленность слова является одним из его основных признаков. Любая лексическая единица всегда выступает как звуковое структурное единство, соответствующее фонологическим нормам данной языковой системы.

В звуковой структуре слова объединяются и взаимодействуют четыре вида структур: 1) фонемная структура; 2) структура соединения фонем – синтагматическая структура; 3) силлабическая структура и 4) акцентно-ритмическая структура. Поскольку фонетическая структура слова существует в языке и воспроизводится в речи как определенная готовая единица, постольку в любом отрезке фонетической структуры слова одновременно проявляются компоненты и соотношения всех названных четырех структур.

Фонетическая структура грамматически неизменяемого слова и фонетическая структура каждой словоформы грамматически изменяемого слова являются в артикуляторном, акустическом и перцептивном отношении целостными образованиями.

Типичные фонетические структурные черты, характеризующие совокупность лексики данного языка в определенный период его существования могут быть выражены в следующих формулах и показателях:

  1. Минимальное и максимальное количество фонем, допускаемое звуковой структурой слова в данном языке;
  2. Формулы возможного последовательного расположения фонем;
  3. Правила допустимого произносительной нормой данного языка артикуляторного, акустического и перцептивного варьирования фонем – для всех позиций в слове;
  4. Минимальное и максимальное количество слогов, допускаемое звуковой структурой слова в данном языке;
  5. Перечень типов слогов (открытый, закрытый и др.), встречающихся в словах данного языка;
  6. Формулы возможной последовательности слогов различных типов, характеристика распределения их в слове;
  7. Формулы фонемного состава слогов (гласный, согласный, сонант) и правила слогоделения;
  8. Тип словесного ударения и формулы акцентных типов слов;
  9. Перечень акцентно-слоговых структур слов с допустимым произносительной нормой варьированием (99, 8-9).

Необходимо отметить, что перечень фонем не является перечнем звукового состава языка. Фонема представляет собой группу звуков, обладающих определенной артикуляторно-слуховой общностью, но употребляющихся в различных положениях в слове. Одна и та же фонема, следовательно, имеет артикуляционно-слуховые различия, обусловленные ее положением в слове. Эти различия называются аллофоническим варьированием фонемы, а сами звуки, в которых воплощается это варьирование, называются аллофонами фонемы. Лишь перечень всех аллофонов всех фонем языка составит перечень его звукового состава (99).

Основное, конститутивное качество фонемы, т. е. то качество, которое позволяет отличать одну фонему от другой, выявляется в сигнификативно сильных позициях фонем. Для разных фонем имеются условия для прямого противопоставления одной фонемы другой, т. е. для противопоставления в одинаковых фонетических условиях. Вместе с тем следует отметить, что фонемы в словах противопоставлены друг другу не как группы звуков, т.е. не как совокупности аллофонов, а как отдельные, характерные для данной позиции аллофоны разных фонем. Так, напр., в русском языке гласная фонема <а> в положении после мягкого согласного [р’] в слове ряд [р’ат] выступает в аллофоне [. а]. В этой же позиции в слове рёв [р’оф] выступает гласная фонема <о> в аллофоне [. о]. Таким образом, в одной и той же позиции – после мягких согласных фонемы <а> и <о> противопоставляются друг другу своими аллофонами [. а] и [. о]. В словах сад и сотый согласная фонема <с> выступает в двух аллофонах: в нелабиализованном [с] (в слове сад ) и лабиализованном о] (в слове сотый). В словах так и ток согласная фонема <т> также выступает в двух аллофонах: в нелабиализованном [т] (в слове так) и лабиализованном o] (в слове ток). Если брать слова сад и так, то окажется, что противопоставлены друг другу фонемы <с> и <т> своими аллофонами [с] и [т], а в словах сот и ток противопоставлены друг другу те же фонемы <с> и <т> своими аллофонами o] и o]. В азербайджанском языке согласные фонемы <s> и <t> ведут себя так же, как и русские <с> и <т>: в словах sağ «правый» и sol «левый», tap «найди» и top «мяч» согласные фонемы <s> и <t> выступают в аллофонах: в нелабиализованном [s] и лабиализованном [so], в нелабиализованном [t] и лабиализованном [to]. В словах sağ и tap, sol и top они противопоставлены в одном случае нелабиализованными, в другом – лабиализованными аллофонами. Другими словами, прямым противопоставлением обладают лишь аллофоны фонем.

Языки отличаются составом своих фонем, их системными отношениями, позиционными особенностями, продуктивностью, частотностью и т.д. Различаясь составом фонем, языки различаются и составом своих аллофонов. Однако и при более или менее близком составе фонем языки могут значительно различаться в системах своих аллофонов, так как в них, в сущности, проявляются реально все фонетические закономерности структуры слова (его начало и конец, слогообразование и слогоделение, ассимиляция, диссимиляция, акцентно-ритмические явления, качественная и количественная редукция, элизия, эпентеза), могущие действовать по-разному в разных языках.

Каждый язык имеет свою фонематическую систему, которая характеризуется составом фонем и их противопоставлениями (оппозициями). Функциональные противопоставления образуются прежде всего закономерными противопоставлениями аллофонов разных фонем в одинаковых позициях в фонетической структуре слова. Поскольку фонема является определенной группой аллофонов, ее артикуляторно-слуховые особенности не могут быть определены обобщенно, а только посредством перечня артикуляторно-слуховых особенностей ее аллофонов. Группа аллофонов одной и той же фонемы может быть весьма многочисленной: это зависит от разнообразных позиций, в которых данная фонема может находиться в фонетической структуре слова.

Необходимо отметить, что если отнесение аллофонов, выступающих в сигнификативно сильной позиции, к определенной фонеме не вызывает споров, то этого нельзя сказать об аллофонах сигнификативно слабых позиций. Так, конечный глухой согласный [т] в слове труд является аллофоном (вариантом) фонемы <д> по Московской фонологической школе, аллофоном фонемы <т> – по Петербургской фонологической школе.

Фонемная структура слова устанавливает состав фонем языка, их распределение по позициям в начале, середине и конце слова, ограничения в их функционировании по позициям в слове в зависимости от действующих орфоэпических норм.

В русском языке гласных фонем 5: <а, о, у, э, и> (или 6 – спорным является фонологический статус гласного [ы]). С точки зрения Московской фонологической школы звук [ы] является реализацией фонемы <и> после твердых согласных (1; 32). С точки зрения Петербургской фонологической школы звук [ы] является самостоятельной фонемой русского языка (21; 106).

На реализацию гласных фонем русского языка существенным образом влияет их позиция по отношению к ударению. Наиболее близко к основному аллофону гласные реализуются в ударном положении, в безударном же положении они подвергаются как количественной (все гласные), так и качественной (только гласные неверхнего подъема) редукции. С другой стороны, на реализацию гласных по-разному отражается их удаленность от ударного гласного, в связи с чем различается две степени редукции. На реализацию гласных в русском языке влияет также их позиция по отношению к твердости-мягкости согласных: для ударных гласных как предшествующих, так и последующих согласных, для безударных гласных – только предшествующих (влияние последующих согласных незначительно, поэтому оно не учитывается).

5 гласных фонем русского языка в ударной позиции реализуются в 20 аллофонах (каждая гласная фонема в 4-х аллофонах) (5,29; 73,34). Учитывая характер переходных участков гласных рядом с согласными ([ы]- образность для неогубленных гласных или [у]-образность для огубленных гласных рядом с твердыми согласными и [и] – образность для неогубленных гласных или [ü]-образность для огубленных гласных рядом с мягкими согласными), удобно обозначить аллофоны гласных фонем русского языка следующим образом: [ыаы, ыаи, иаы, иаи; ыоы, ыои, иои, иои; ыуы, ыуи, иуы ,иуи; ыэы, ыэи, иэы, иэи; ыиы, ыии, ииы, иии]. В безударной позиции имеет место нейтрализация некоторых гласных фонем русского языка, поэтому в этой позиции аллофонов гласных фонем меньше: после твердых согласных выступает 4 безударных аллофона – [ыа, ыы, ыу, ыэ], после мягких согласных всего 2 – [ии, иу] (5,37).

Гласные фонемы почти не испытывают ограничений в их реализации: любая гласная фонема может образовать самостоятельный слог, занимать все три позиции в слоге и слове, за исключением аллофона [ы], отсутствующего в начале слова и слога. Этого нельзя сказать о согласных фонемах, реализация которых по позициям в слове и слоге сильно ограничена.

37 согласных фонем русского языка <б, б’, п, п’, в, в’, ф, ф’, м, м’, д, д’, т, т’, з, з’, с, с’, н, н’, л, л’, р, р’, ч’, ц, ж, ш, ж:’, ш:’, j, г, г’, к, к’, х, х’> на фонетическом уровне реализуются в 42 аллофонах (5). Переднеязычная согласная фонема <ч> реализуется в трех аллофонах: в мягких [ч’] глухом (напр., ночь [ноч’]) и [дж’] звонком (напр., учгиз [удж’г’ис]), а также в твердом [ч] (напр., лучше [лучшъ]), переднеязычная согласная фонема <ц> – в двух аллофонах: в [ц] (напр., на плацу) и [дз] (напр., плацдарм [пладздарм]), среднеязычная фонема <j> – также в двух аллофонах: в [j] перед ударным гласным (напр., в местоимении моя [маjа]) и [й] в остальных позициях (напр., в существительном май). Переднеязычная долгая мягкая фонема <ш:’> реализуется в долгом мягком аллофоне [ш:’], состоящем из двух аллофонов [ш’ш’] (напр., щука [ш’ш’укъ]); переднеязычная долгая мягкая фонема <ж:’> реализуется в долгом аллофоне [ж:’], также состоящем из двух аллофонов [ж’ж’] (напр., дрожжи [дрож’ж’и], наконец, следует отметить реализацию на фонетическом уровне заднеязычной глухой щелевой фонемы <х> , которая выступает в двух аллофонах: в глухом [х] и звонком [h] (напр., бухгалтер [буhалт’эр]) (76, 56).

В азербайджанском языке выделяется 9 гласных фонем (3; 114), различающихся по твердости мягкости: твердые <a, o, u, ı> и мягкие <e, ə, i, ö, ü> , каждая из которых реализуется в одном аллофоне (одни – только твердые, другие – только мягкие).

Согласных фонем в азербайджанском языке 24: <b, p, v, f, m, d, t, z, s, l, n, r, c, ç, j, ş, k, g, y, q, к, x, h, ğ> (3; 4; 82). Кроме среднеязычных <k , g, y>, которые на фонетическом уровне выступают только в мягком аллофоне, остальные согласные азербайджанского языка на фонетическом уровне в зависимости от твердости-мягкости соседних гласных выступают в двух аллофонах каждая: в твердом и «смягченном» аллофонах. Поэтому 24 согласных фонемы азербайджанского языка выступают в 45 аллофонах.

В русском языке, как было отмечено, все гласные могут выступать как в начале, так и в конце слова и слога, кроме аллофона [ы], который не бывает в начале слова. Что касается согласных фонем, то в русском языке в начале слова выступают все согласные, но в конце слова их реализация сильно ограничена: в этой позиции нет звонких шумных и мягких заднеязычных.

В азербайджанском языке все гласные могут выступать как в начале слова и слога, так и в конце слова и слога, за исключением гласной фонемы <ı>, которая не встречается, как и в русском языке, в начале слова и слога. В азербайджанском языке в начале слова нет согласной фонемы <ğ>, но она встречается в начале неначального слога (напр., a-ğa, ba-ğış-la), в конце неодносложных слов (и слогов) звонкие согласные оглушаются.

Такова в общих чертах фонемная структура слова (и слога) в русском и азербайджанском языках.

Особый интерес представляет синтагматическая структура слога в русском и азербайджанском языках.

Синтагматика характеризует возможности и ограничения в сочетаемости фонем, оказывает свое непосредственное влияние на парадигматику фонем, определяя возможности и ограничения в их противопоставленности. На важность синтагматических исследований указывал еще Ф. де Соссюр: «Ценность науки о звуках проявляется по-настоящему лишь тогда, когда мы наталкиваемся на факт внутренней взаимозависимости двух или большего числа элементов, когда вариации одного элемента определяются вариациями другого. Здесь из самого факта наличия двух элементов уже вытекает определенное отношение и возможности формулирования правила, что резко отличается от простой констатации» (91, 86).

Синтагматический анализ дает возможность описать фонетико-фонологическую структуру слов, ибо каждое слово должно содержать столько фонем и в такой последовательности, чтобы можно было отличить его от других слов.

Одним из первых, кто попытался вывести общие законы синтагматики фонем, был чешский языковед Б.Трнка. Однако, по Трубецкому, из всех законов только один – сочетания типа СГ (согласный + гласный) – действительно являются общими для всех языков мира.

Это говорит о том, что для каждого языка характерна своя строго определенная сочетаемость фонем в слове и слоге, которая создает своеобразный, присущий только этому языку звуковой облик. Из сказанного вытекает, что синтагматический анализ фонем является первостепенной задачей при характеристике языка. «Фонетическая синтагматика – это законы и правила сочетаемости звуковых единиц, их дистрибуция в линейной цепи и вытекающие отсюда функциональные последствия», – пишет по этому поводу Н.К.Пирогова (83, 3).

Исследование синтагматической структуры слога можно проводить как на уровне текстов, так и на уровне словаря. Однако только с помощью анализа словарного состава можно понять дистрибуцию фонем в лексическом коде данного языка. Поэтому так важно исследование синтагматики фонем на уровне словаря.

Синтагматический анализ структуры слога в обоих языках проводится в такой последовательности: сначала анализируются сочетания гласных с гласными, затем сочетания согласных с гласными и гласных с согласными, наконец, сочетания согласных между собой. Сочетания гласных рассматриваются дифференцированно по отношению к ударению: ударный гласный + безударный гласный – ГГ, безударный гласный + ударный гласный – ГГ, безударный гласный + безударный гласный – ГГ. Сочетания типа СГ и ГС также рассматриваются дифференцированно: с одной стороны, по отношению к ударению, а с другой стороны, по отношению к твердости-мягкости соседних согласных, напр., твердый согласный + ударный гласный – СГ, твердый согласный + безударный гласный – СГ, мягкий согласный + ударный гласный – С’Г, мягкий согласный + безударный гласный – С’Г и т.д. Консонантные сочетания классифицируются по признаку места образования составляющих их звуков. Выделяется 4 группы согласных, различающихся по месту образования. Группировка двучленных сочетаний согласных проводится сначала по первому члену, напр., губные, переднеязычные, среднеязычные и заднеязычные, затем по второму члену, напр., губные + губные – ГГ, губные + переднеязычные – ГП, губные + среднеязычные – ГС, губные + заднеязычные – ГЗ и т.д.

Звуковая последовательность типа гласный+гласный чужда как русскому, так и азербайджанскому языку. Такие сочетания трудны для произношения, так как это связано с определенным распределением энергии в процессе фонации. По утверждению В.В. Шеворошкина, слоги в речевом потоке стремятся к равновесию и равнодлительности. Под давлением этой тенденции гласный и согласный в любой последовательности так притираются друг к другу, так компенсируют взаимные потери или усиление (и удлинение), что равновесие слогов не нарушается (109, с.135). Любой же гласный, по наблюдениям Р.Якобсона (112), дает максимальный выход энергии, на который способен речевой аппарат человека. Поэтому возможно, что перенасыщенность речевой цепи вокальными сегментами, тем более без консонантной прослойки, нарушает равновесие и избегается языками.

В речевой реализации вокальных сочетаний приходят в противоречие два фактора. С одной стороны, артикуляторная трудность приводит к следующей тенденции: «Соседние гласные как «звуки» не разграничены категорическими рубежами, а взаимодействуют своими перифериями, образуя непрерывную ленту сцеплений инициалей и финалей, и порой объединяются в один сложный гласный звук, репрезентирующий двух- и даже трехфонемное последование» (86, с. 273). С другой стороны, закон сохранения информации в языке противодействует этой фонетической тенденции – он требует произношения вокальных сочетаний с обязательной слоговой паузой, под которой понимается «артикуляционная пауза» (46; 83). Поэтому многие языки мира, в том числе русский и азербайджанский, по мере возможности избегают вокалических контактов. Если же они имеются, то подавляющее большинство таких сочетаний характеризует иноязычную лексику обоих языков, так что в исконно русской и азербайджанской лексике почти нет вокалических сочетаний, только морфемные стыки, да и то на уровне нормы разрешают отдельные последовательности гласных.

Следующая звуковая последовательность типа СГ представляет собой наиболее интересный узел звуковой системы как русского, так и азербайджанского языков (81). Поэтому, говоря о системах фонем русского и азербайджанского языков, нельзя не коснуться вопроса о взаимовлиянии гласных и согласных фонем друг с другом. Здесь особо следует остановиться на признаке твердости-мягкости в фонологических системах этих языков.

Артикуляторный механизм твердости-мягкости определяет главную черту речедвигательного стереотипа русской артикуляционной базы. Этот механизм оказывает воздействие не только на артикуляцию согласного, но и на артикуляцию гласного. Создается единый артикуляторный комплекс твердости или мягкости и чередование их в слове. Создание такого артикуляторного комплекса твердости или мягкости – универсальное антропофоническое явление. Происходит оно как частный случай действия фонетического закона, сформулированного Н.В.Крушевским: «При произношении групп из двух звуков в работе органов речевого аппарата замечается тенденция сблизить (если можно) места зарождения обоих звуков» (52, 32-33).

В русской артикуляционной базе решающим фактором при реализации указанной тенденции является корреляция твердости-мягкости согласных в силу ее фонологического статуса. Активное напряжение мышц при дополнительной артикуляции языка в передней или задней областях ротового резонатора, необходимое для образования мягких или твердых согласных, продолжается по инерции еще некоторое время при переходе от согласного к последующему гласному. В результате этого создается [и] – образные или [ы] – образные переходные участки от согласного к гласному и от гласного к согласному. Эти переходные участки в силу своей акустической природы приписываются гласным, которые оцениваются как дифтонгоидные, неоднородные (59, 38).

В азербайджанском языке, не имеющего фонологической корреляции твердости-мягкости согласных, гласные однородны (5; 62). Консонантизм в этом языке не только не оказывает влияния на вокализм, но, наоборот, сам испытывает влияние гласных, различающихся по твердости-мягкости. Согласные в соседстве с передними (мягкими) гласными приобретают нефонологическую, т.е. позиционно обусловленную мягкость, а в соседстве с непередними (твердыми) гласными – нефонологическую твердость (34; 62).

Таким образом, артикуляторный комплекс твердости-мягкости имеется в артикуляционной базе и фонологической системе как русского, так и азербайджанского языков. Однако характер этого комплекса, его фонологический статус, направление действия различны в указанных языках, что создает известные трудности при изучении русского произношения в азербайджанской аудитории. Эти вопросы нашли глубокое отражение и научное обоснование в работе А.А. Гасанова «Учет особенностей реализации сочетаний согласных с гласными в русском и азербайджанском языках – важное условие определения орфоэпических ошибок в русской речи азербайджанских учащихся» (34,3-7) и особенно в монографиях Р.С. Мамедова «Вокально-консонантная синтагматика в русском и азербайджанском языках» (62) и «Фонетическая структура слова русского и азербайджанского языков» (63), в которых с позиций носителя фонологической системы азербайджанского языка дается описание вокально-консонантной синтагматики, основанное на позиционно-системном изучении функционирования признаков «твердость-мягкость согласных» и «ряд образования гласных» в русском и азербайджанском языках

Одной из важных проблем, связанных с изучением синтагматики элементов звуковой стороны языка, является изучение синтагматики согласных, так как без исследования структур консонантных сочетаний не могут быть достаточно полно описаны фонетическая структура слога и слова, дистрибуция звуковых единиц в их составе, не могут быть решены проблемы нахождения оптимального критерия слогоделения и установления границ между словами.

Сочетания согласных занимают большое место в фонетической структуре слова двух сопоставляемых языков, особенно русского языка. Наиболее частыми в составе слова этих языков являются двучленные консонантные сочетания, поэтому они во многом определяют консонантный облик слов этих языков. В русском языке встречаются в немалом количестве трехчленные сочетания, имеются и четырехчленные, самыми малочисленными являются пятичленные сочетания согласных. Существуют твердые ограничения не только в количестве членов этих сочетаний, такие ограничения существуют и в их функционировании по позициям в слове: в русском языке в начале и конце слова встречаются максимум четыре согласных, пятичленные консонантные сочетания – только в середине слова.

Что касается азербайджанского языка, то в нем наиболее частотными являются двучленные консонантные сочетания, сочетания с большим количеством согласных характеризуют только заимствованную лексику, а в начале слова в исконно азербайджанской лексике нет даже двучленных консонантных сочетаний (115; 118).

Поэтому при решении многих теоретических проблем и практических задач возникает потребность в классификации сочетаний согласных. Лингвистическая ценность такой классификации определяется тем, насколько полно она учитывает реальное функционирование сочетаний согласных в русском и азербайджанском языках.

В лингвистической литературе последних лет вопросам изучения сочетаемости согласных фонем различных типов посвятили свои работы многие лингвисты. Ж. Ганиев (29), Т.Г. Терехова (94), Л.А. Вербицкая (27) и др. интересовались консонантными сочетаниями русского языка с точки зрения их произношения, М.В.Панов (79), И.Г. Милославский (70; 71) систематизировали законы сочетаемости согласных русского языка. Л.Р. Зиндер (41), В.А. Никонов (75), Г.М. Богомазов (12; 13) и др. исследовали относительную частоту употребляемости консонантных сочетаний в русской речи. Современным и историческим структурам консонантных сочетаний посвятили свои работы С.М.Толстая (95), В.Н.Топоров (96; 97), Н.И.Федорова (105). В этой связи особо следует отметить серьезные работы азербайджанского языковеда-русиста Т.Г.Мамедовой, которая в своих монографических исследованиях «Трехконсонантные сочетания в современном русском и азербайджанском языках» (64) и «Сочетаемостные возможности консонантов в русском и азербайджанском языках» (65) представила системное описание сочетаемостных возможностей консонантов русского и азербайджанского языков, синтагматику согласных в двух неродственных языках рассмотрела на двух уровнях языковой системы: фонетико-фонологическом и морфонологическом, осуществила контрастивно-типологический анализ интервокальных и конечных двуконсонантных и интервокальных трехконсонантных сочетаний с позиций носителя азербайджанского языка.

Xəbərlər

Əhməd Şahidov Serbiya Respublikasının Qaçqınlar və Miqrantlar üzrə Ali Komissarı ilə görüşüb Əhməd Şahidov Serbiya Respublikasının Qaçqınlar və Miqrantlar üzrə Ali Komissarı ilə görüşüb “Azərbaycan və Serbiya ərazi bütövlüyü məsələsində bir-birini dəstəkləyir” – Serbiya Parlamentinin vitse-spikeri ilə görüş “Azərbaycan və Serbiya ərazi bütövlüyü məsələsində bir-birini dəstəkləyir” – Serbiya Parlamentinin vitse-spikeri ilə görüş Əhməd Şahidov Serbiya Respublikasının Ombudsmanı cənab Zoran Paşaliç ilə görüşüb Əhməd Şahidov Serbiya Respublikasının Ombudsmanı cənab Zoran Paşaliç ilə görüşüb Əhməd Şahidov Bosniya və Herseqovinanın Ombudsmanı ilə görüşdə Azərbaycan həqiqətləri barədə danışıb Əhməd Şahidov Bosniya və Herseqovinanın Ombudsmanı ilə görüşdə Azərbaycan həqiqətləri barədə danışıb Azərbaycanlı girovlar Dilqəm Əsgərov və Şahbaz Quliyevin məsələsi ATƏT-in Vyana toplantısında gündəmə gətirilib Azərbaycanlı girovlar Dilqəm Əsgərov və Şahbaz Quliyevin məsələsi ATƏT-in Vyana toplantısında gündəmə gətirilib Əhməd Şahidov ATƏT-in Vyana toplantısında Avropanın təhlükəsizliyində azad medianın rolu barədə danışıb Əhməd Şahidov ATƏT-in Vyana toplantısında Avropanın təhlükəsizliyində azad medianın rolu barədə danışıb “İnsan hüquq və azadlıqları ölkələrin milli təhlükəsizliyini məhdudlaşdırmamalıdır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Vyana toplantısında çıxış edib “İnsan hüquq və azadlıqları ölkələrin milli təhlükəsizliyini məhdudlaşdırmamalıdır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Vyana toplantısında çıxış edib “Google və Facebook terrorizm və separatizm üçün əlverişli meydana çevrilib” – Əhməd Şahidov ATƏT-də internet təhlükəsizliyindən danışıb “Google və Facebook terrorizm və separatizm üçün əlverişli meydana çevrilib” – Əhməd Şahidov ATƏT-də internet təhlükəsizliyindən danışıb Macarıstan İşgəncələr Əleyhinə Fondu azərbaycanlı girovlarla bağlı araşdırmalara başlayır Macarıstan İşgəncələr Əleyhinə Fondu azərbaycanlı girovlarla bağlı araşdırmalara başlayır Əhməd Şahidov Budapeştdə Mərkəzi Avropa Universitetinin Siyasi Elmlər Mərkəzinin rəhbəri ilə görüşüb Əhməd Şahidov Budapeştdə Mərkəzi Avropa Universitetinin Siyasi Elmlər Mərkəzinin rəhbəri ilə görüşüb Ermənistanın Varşavadakı səfirliyi qarşısında azərbaycanlı girovlarla bağlı aksiya keçirilib Ermənistanın Varşavadakı səfirliyi qarşısında azərbaycanlı girovlarla bağlı aksiya keçirilib “Bir milyon azərbaycanlı məcburi köçkün humanitar fəlakətin qurbanıdır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında erməni işğalından danışıb “Bir milyon azərbaycanlı məcburi köçkün humanitar fəlakətin qurbanıdır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında erməni işğalından danışıb “Kipr türklərinin iqtisadi, sosial və mədəni haqları tapdanmaqdadır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Şimali Kipr barədə danışıb “Kipr türklərinin iqtisadi, sosial və mədəni haqları tapdanmaqdadır” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında Şimali Kipr barədə danışıb “Bura gəldim deyim ki, 7 aydır atamdan xəbər almırıq” – Dilqəm Əsgərovun oğlu ATƏT-in Varşava toplantısında çıxış edib “Bura gəldim deyim ki, 7 aydır atamdan xəbər almırıq” – Dilqəm Əsgərovun oğlu ATƏT-in Varşava toplantısında çıxış edib “Bu foto erməni faşizminin bariz nümunəsidir” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında 2 yaşlı Zəhradan danışıb “Bu foto erməni faşizminin bariz nümunəsidir” – Əhməd Şahidov ATƏT-in Varşava toplantısında 2 yaşlı Zəhradan danışıb